Постановление КС РФ от 18.03.2021 №7-П

Краткий дискурс:

1. Есть общая часть ГК РФ об обязательствах и об ответственности за нарушение оных. Есть Закон о контрактной системе (44-ФЗ), как непосредственно, так и бланкетно устанавливающий ответственность за нарушение условий исполнения контрактов.

Если свести на уровень примера, то поставщика, допустившего ненадлежащее исполнение обязательств, можно наказать неустойкой, размер которой определен законодательством. Это мера гражданско-правовой ответственности. С этим правилом нет никаких проблем: оно понятно, традиционно и укладывается в традиционное учение.

2. Поставщик, впавший в просрочку, может быть наказан не только по букве контракта, но и на основании ч. 7 ст. 7.32 КоАП РФ. Эта норма звучит так:

Действия (бездействие), повлекшие неисполнение обязательств, предусмотренных контрактом на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд заказчиков, с причинением существенного вреда охраняемым законом интересам общества и государства, если такие действия (бездействие) не влекут уголовной ответственности, — наказывается […].

Достаточно понятно, что в рамках КоАП РФ наказывается неисполнение обязательств. Резонный вопрос возникает, а можно ли применить эту статью в случае ненадлежащего исполнения обязательств? Мое понимание принципов публичной ответственности склоняет меня к отрицательному ответу. А КС РФ излагает совершенно блестящее иное видение проблемы.

Аргументация из постановления КС РФ

Почитайте постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 18.03.2021 № 7-П по делу о проверке конституционности части 7 статьи 7.32 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Компания Ладога».

Тут прекрасно изложен принцип недопустимости расширительного толкования норм об ответственности:

При этом закон, устанавливающий административную ответственность, не может пониматься расширительно, т.е. как распространяющийся на деяния, прямо им не запрещенные. Расширительное толкование оснований административной ответственности несовместимо с юридическим равенством и с принципом соразмерности вводимых ограничений конституционно одобряемым целям, ведет к нарушению прав и свобод человека и гражданина.

Прекрасно оценена значимость и ценность правовых позиций самого КС РФ:

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 4 февраля 2020 года N 7-П указал, что — в силу общих правил межотраслевой координации правового регулирования — понятия, заимствованные законодательством об административных правонарушениях из других отраслей законодательства, должны применяться в том смысле, в котором они сформулированы в базовой для регулирования соответствующих правовых отношений отрасли. Эта правовая позиция не может расцениваться как исключающая право законодателя определять признаки составов административных правонарушений, относящихся к конкретной сфере общественных отношений, путем использования обобщающих формулировок и категорий, традиционных для административно-деликтного законодательства.

Одному мне здесь видится логическая ошибка? Толковать расширительно нормы об административной ответственности нельзя, а формулировать — можно.

К чему эта правовая позиция уже приводит на практике?

Возбуждается дело об административном правонарушении. Постановлением прокурора исполнитель признается виновным в нарушении условий контракта. Так как пробельность КоАП РФ — это отдельная книга для теоретиков процессуального права, то говорить о наличии реальных возможностей к отстаиванию своих прав не приходится. Подрядчик идет оспаривать постановление в суде, его оставляют в силе, хлоп — преюдиция.

А потом, когда дойдет дело до взыскания неустоек в арбитражных судах, попробуйте обосновать наличие оснований для изменения периода просрочки или ее отсутствие, ссылаясь на просрочку кредитора, синналагму  или что там еще в вашем ГК РФ написано?

И такое тоже:  Этикет электронной переписки