Стабильность судебной практики

Последние полтора года существенный объем моей работы связан с контрактной системой и 223-ФЗ. С госзакупками, если проще. В этой сфере, ни для кого не секрет, творится нечто невообразимое: иногда волосы дыбом встают от наглости заказчиков.

Эффективность средств контроля крайне низка. Особенно это касается случаев, когда в контрольном органе (Федеральная антимонопольная служба) жалобу завернули и остался только судебный инструментарий. Не хотят суды копаться в процедурах закупки: под любым соусом отказывают в исках. Но сегодня мы не об оспаривании торгов. Наш разговор касается арбитрабельности споров из договоров, заключенных по 223-ФЗ.

Диспозиция:
Компании с государственным участием (упрощенно) организовывают закупки через публичные торги. Проект договора, который они предлагают, очень часто содержит третейскую оговорку, которая позволяет передавать спор между сторонами на разрешение третейского (не государственного) арбитража. Очень часто таким третейским судом являлся «карманный арбитраж», т.е. в качестве суда выступала конторка, которая кормилась из рук заказчика. Кто угощает, тот и танцует — не правда ли?

История вопроса:
Определение судьи Верховного Суда РФ от 29 марта 2017 года №305-ЭС17-1961 по делу №А40-107427/2016:

… суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что споры, возникающие из договоров, заключенных по результатам открытого конкурса, на основании Закона № 223-ФЗ, не могут рассматриваться третейскими судами в силу специфики характера этих правоотношений и совокупности требований, предъявляемых к ним законом, а также ввиду невозможности обеспечения принципами третейского разбирательства целей, для достижения которых введена система размещения заказов.

Определение Верховного Суда РФ от 11 июля 2018 №305-ЭС17-7240 по делу №А40-165680/2016:

Таким образом, анализ правового регулирования, существовавшего в период спорных правоотношений, равно как и действующего в настоящее время, не позволяет сделать вывод о том, что федеральный законодатель в рамках своих полномочий, устанавливая баланс публичных и частных интересов в отношениях по закупке товаров отдельными видами юридических лиц, предусматривал правило о неарбитрабельности споров, вытекающих из договоров, заключенных в результате такой закупки.

Объясняем проще:
До июльского постановления 2018 года арбитражи запросто отказывали в выдаче исполнительных листов по спорам, рассмотренным третейскими судами. А теперь власть переменилась (но не закон), сказывается стабильность судебной практики. Попробую объяснить клиенту, почему раньше такие споры мы игнорили и добивались отказа в выдаче исполнительного листа, а сейчас вынуждены ходить в третейский суд. Весело.

И пусть мне теперь коллеги расскажут, что ВС РФ занимается стабилизацией практики и приводит ее к единообразию. Посмеемся вместе.

И такое тоже:  Ханты-Мансийск